Сказка (Как в сказке прошлой, в жизни началось все с...)

Как в сказке прошлой, в жизни началось все с адского огня
Огня, который вырывался к свету, человечество к себе маня
Который вырывался, будто бы из пасти темного дракона
Предчувствуя свободу светлого, но позабытого в аду закона

Но сказки учат не тому, что жадные драконы существуют
Познания как победить и как поддаться сказки чередуют
Не исключением и наша сказка, излагает простоту вранья
Вскрывает смысл жизни человеческой сквозь тлен небытия

Давным-давно космическое полутело под названием Земля…
Подумать можно было бы, что начиналось с этого, но зря.
На самом деле, началось все до начала времени и бликов света
Тогда не ведало начало мира слова правды и смирения завета

Не раз, влекомые страстями, перевернутые земли хоронили
Не раз, людей привыкших проживать средь темноты губили
Бывали на планетах светлые создания средь ночи канитель
Но не всегда срабатывал закон любви людской, горел туннель.

Однажды, неизвестный, появившись из небытия ночного дня
Среди больных и сумасшедших, голодавших верою среди огня
Решился, как и встарь, облечься в тело страстное людское
И приумножить свет нетленной радости и чистого покоя

Но правила везде свои, и в этом мире тоже, правит мгла
И победить всех разом эта сущность к сожаленью не смогла
Но это уж конец истории, а сказка просит середины слога
И продолжение, рождает предысторию земного жизни рока

Костюм на тело, нет, верней на духа, надевая как рубашку
Наш гений новый мир обрел как клоп, блаженная букашка
Не узнавая свои руки, ноги и глаза среди чужих исчадий ада
Он перебарывает область сна не поддаваясь телесам и гадам

Еще один пришел, подумалось в чужих, не чистых мыслях
Молчите все, он не один их нас, возможно он, как мы, корыстен
Сквозь бури и страдания пропустим маленького человечка
Проверим, как он пронесет свое ранимое и чуткое сердечко

На теле нарисовано родимое пятно, не больше и не меньше
Но доказательством спасения, тот свет, в начале преуменьшен
Предупрежден тюремный надзиратель о прибытии гонца
Все в панике, что будет с нами, не сотрет ли нас с лица?

Его глаза насквозь просвечивают тел больных узоры страсти
Но правила едины, слеп – живешь, а зряч – отринут в счастье
Всем хочется учить его своим пристрастьям к жизни в мире
Ему все чуждо, он один не одинок, хотя один в земной квартире

Поговорить здесь есть о чем, все разные средь хаоса планеты
Пространство замкнуто, не выйдешь из спирального сюжета
Всех настораживает каждый шорох, каждое движенье ребенка
Не выпускать из виду, и готовить на закланье этого ягненка

Единственное место, где свободен этот человек, его стремленья
Но испоганены обрывками времен и этого порыва рвенья
Все жалобы о материальности людского счастья и достатка
Убийство вносят в будней бег, и сострадание властного порядка

Он начинает просыпаться, все боятся, закипает в тьме зараза
Убить, то первое что в голову приходит средь усталого экстаза
Не знание, что ждать от новичка, рождает плотскую проказу
И буйство страха наполняет тело и влечет скорее к унитазу

Тюремщики продолжат наблюдать, и, не смыкая ока, тлеют
Их лидеры, которых слушаются, тоже потихоньку багровеют
Не принимая указаний, массы не исполнят предсказаний зла
Их власть падет, и свет возьмется отвоевывать свои места

Но очень часто жизнь и смерть граничат с протоколом воли
И опозданье надзирателей, как правило, ведет к исходу доли
Он остается одинок среди толпы и мнений тусклого сомненья
Лишь свет внутри поддерживает жизнь среди неподчиненья

Находятся умельцы средь толпы, рисуют путь к высокой цели
Но все хотят оплаты суеты, готовы видеть жизнь в прицеле
Внутри таких, живет ничто, предчувство темной власти
И побуждение одно, убить, позыв коротковременного счастья

Настраивая мир по предугаданным мечтам они стремятся
Всем угодить, всех уровнять, в частичке собственного счастья
Методик много апробировано в толпах маленьких существ
Подопытные всасывают разумом растворы истинных веществ

Сегодня нанотехнологии завоевали властью здешний интеллект
И ДНК в истоке перепрограммирования, современный диалект
Возносят к разуму, что якобы с земли рождаются причины
Не замечая темный след, и вырожденье нравственной лучины

Сон повседневности равняет всех, и каждого в отдельное сырье
Не каждый может воспринять те опыты, рожденные враньем
Контроль за индивидуумом, рождает власть, что правит днем
И очень сложно распознать, что сшито не людским шитьем

Риск умиртвленья страхом всех живых субстанций на планете
Присутствует, но это не ведет темнеющую страсть к победе
Эксперименты через страх и боль, задача над усталыми телами
Немногих практиков заботит и земля, и люди что под небесами

Мутация веками привела к необратимым сочетаньям праха
Но каждому здесь ведом страх, страх жизни, страхи краха
Внушаемые мысли, та тюрьма, для долгих и нелепых заключений
Бездушно правит тьма, и одиночество для многих вожделенье

«Оставь свою надежду, всяк сюда входящий» — слоган для Земли
Значение понятно средь мутантов грубых, мертвых фитили
Все коридоры жизни испещрены избитыми мотивами для веры
И все поверят в эту область тьмы, всем нравятся ее манеры.

Здесь выживают единицы, существуют, и посмертно жизнь несут
Понятность вызывает мрак среди животных и просторных пут
Не исполненье оных, головы ломает под вниманием тупых зевак
Не с массой серой в праздничные будни, от рожденья наш чужак.

Предчувствие конечности всех жизней без достигнутых иллюзий
Ровняет подопечных между миром верхним и земных контузий
Любовь, надежда, вера здесь не исцеление, а сущность зла в глазах
Всех лживых сущностей кто без души питает тленный прах

Те, правящие миром, что блюдут за болью человеческого гения
Пред адом выстроили свой нелепый и ужасный карнавал забвения
Решенье принято, и состраданье- неуместная болезнь среди толпы
Не обсуждать, не припираться, выполнять в угоду властной тьмы

Но одинокий странник на погост и суетность способен улыбаться
Готов прийти на помощь, сострадать, и искренно сражаться
Ему необходим другой, не ведомый землянам яркий, чистый свет
В отличие от мертвых и загаженных чернеющих в ночи невест

Границы перевернутых познаний внушают только смех и слезы
Всему есть объясненья, доказательная база, аксиомы на вопросы
И чудо, что произошло на перевернутой земле, научный факт
Что доказательству не поддается, то пылиться в коробах

Здесь каждый в своем мире проживает, порождая свой приют
И под присмотром в собственной норе рисует миллионы пут
Но редкость, осуждение властного начала, демократия кричит
На выбор надевается смирения рубаха, и народ всегда молчит

Избавить пир от созидания, оно готово вылечить усталый мир
Но тот, кто появляется средь нас, нам в нашей страсти не кумир
Единственное право – власть в угоду темной правильности злой
Ему неведомо, а значит он здесь лишний, значит он не наш герой

Страх, что готов он развенчать бездарность иллюзорной страсти
Трясет не люд, а тех, кто правит хаосом молвы в умах людских
Для них он супостат, первопричина разногласий лживой власти
И повод обвинений всевозможных, право-политических шумих

Убийство, или сумасшествие развяжет руки костоправам зла
Которые завяжут кости рук всем неповерящим в устои пустоты
Трагедия — нам вечность дарит это пониманье темного одра,
Но единицы все же верят, этого достаточно для лика всей земли

На человечество плевать, кто является нечеловеком в этом мире
Стараются подняться, но за счет других , итог — сгниют в могиле
Неадекватное мышление сдает тупую спесь, подвластную невежам
Уйдут с планеты доедая разворованный обед, одним кортежем

Сжимая нож чтобы лишить все человечество светлейших дней
Сгорят в аду своих исканий плотоядной страсти и забвенья
Доверив власть в кровавые объятья темной стороны зверей
Мы все готовы стать отбросами, гниющей серой, тусклой тенью

Готовиться пришествие злодеев тьмы, для ожидающих спасенья
Не понимаем, что готовят твари с чувством удовлетворения
Оправданы поступки лживой веры правилами поведения толпы
Сжимают клещи своеволья перед приходом истины из пустоты

Граничит свет и тьма в мутантах лживой радости и счастья
Но ночь темна, и свету не пробраться к душам сквозь ненастье
Эксперимент провален, не получен нужный шифр, земля устала
Придется, коли к свету не свернем, начать всю жизнь сначала

Нам неизвестно кем он был, откуда приходил сквозь бури мнений
Но только здесь, перед вратами ада смог лишить умы сомнений
Нам не узнать куда ушел, открыв пример безвременного счастья
И чьей рукой правима его суть подверженная светлому причастью

Он победил, дракон повержен, но урок остался не изучен и забыт
Спустя мгновения, что мы зовем тысячелетием, вернулся быт
Учителей не меряно среди толпы, но многим своя воля дорога
Все ждем прихода одного, научены, не борем душного внутри врага

Спасение, как в сказке, принесет один из тех небесных королей
Подарит каждому за жизнь в грязи незабываемый трофей
Как мы наивны, легковерны, лживы и ленивы каждый день
Надеемся на чудо сверху, чудо жизни переводим мыслью в тень

Да, сказка завершилась, но страницы чистые остались в книге
От каждого зависит сколько сдвигов будет в повседневном миге
Дописываем светлое придание своими мыслями темнеющего ока
Что ж, не к чему тогда пенять, что жизни правда так жестока.

Из адского огня начало положил наш мир туда вернуться может
Но большинство людей такая мысль средь ночи не тревожит
Ведь большинство не люди вовсе, а подобия нелепой воли тьмы
Что скоро уберутся в мир темнеющих иллюзий неземной судьбы

Но это сказочные будни что история другая донесет нам позже
Сегодня же герой с победой над драконом даровал нам жизни кожу
Привыкли, обросли, забыли древнего преданья светлый блик
Ах, Человек, сменил ты путеводных истин островок на материк.

Все произведения автора:

© Copyright: (Adamoff Mikhail), 2012


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд (Еще не оценили)
Загрузка ... Загрузка ...

Другие записи из этой рубрики:

Автор: Adamoff Mikhail | 23 января 2012 | Раздел: О жизни | Просмотров: 8

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставлять комментарии.